• ТЕГЕРАН-43

    28 ноября 2008 года исполнилось 65 лет с начала тегеранской конференции глав государств-членов антигитлеровской коалиции. Людям постарше это событие памятно в большей степени благодаря кинофильму «Тегеран-43», снятому в 1981 году с великолепным ансамблем актеров – Игорем Костолевским, Натальей Белохвостиковой, Арменом Джигарханяном – и знаменитой композицией «Вечная любовь» в исполнении Шарля Азнавура. Между тем результаты этой встречи во многом определили ход Второй мировой войны и судьбу послевоенной Европы. И даже западный контур нынешних белорусских границ является результатом принятых в Тегеране решений.

    СОЮЗ ПРОТИВНИКОВ

    Антигитлеровская коа­лиция, возникшая после нападения Германии на Советский Союз летом 1941 года, объединила государства, мягко говоря, осторожно относивши­еся друг к другу. Британцы не могли простить Сталину Пакт о ненападе­нии с Германией и участие в разде­ле Польши осенью 1939 года. Кроме того, Черчилль небезосновательно подозревал Сталина в стремлении штыками Красной армии распро­странить в Восточной Европе ком­мунизм. Со своей стороны, Сталин настойчиво требовал от союзников открытия второго фронта и возоб­новления военных поставок в СССР. В этой ситуации американский пре­зидент Рузвельт выступал в роли посредника, своим вмешательством часто смягчая высокие тона в обще­нии союзников. Именно Рузвельт вы­ступил инициатором личной встречи глав государств Большой тройки.

    В качестве места встречи изна­чально рассматривалась Касабланка, но Сталин, возражая, заявил, что обя­занности главнокомандующего тре­буют его присутствия на территории СССР. К тому же он принципиально не летал на самолетах. В качестве аль­тернативы советская сторона пред­ложила Баку или Астрахань. Здесь, однако, заупрямился Черчилль, ко­торый не желал, чтобы встреча про­ходила на советской территории. Компромиссным решением явился выбор Тегерана. Иран был избран в качестве места встречи, поскольку находился как раз между Советским Союзом и британскими колониями в Индии. Через его территорию прохо­дил маршрут союзнических поставок СССР. С лета 1941 года здесь на по­стоянной основе находились и совет­ские, и британские военные части.

    Главный недостаток состоял в том, что страна была наводнена не­мецкими шпионами. Информация о подготовке встречи в Тегеране очень быстро перестала быть тайной для немецкой разведки. Используя свою агентуру в Тегеране, немцы попыта­лись организовать покушение на ли­деров Большой тройки. К счастью, советской разведке удалось вовремя обнаружить следы заговора и обез­вредить диверсантов.

    НА ВОЙНЕ КАК НА ВОЙНЕ

    Особое значение придавалось безопасности участников встречи. Каждый из них прибывал в Тегеран по своему маршруту. Черчилля встре­чали с большой помпой, причем вдоль всей дороги были расставлены конные патрули. «Каждый злоумышленник, – писал позже Черчилль, – мог знать о маршруте. Не было никакой защиты на случай, если бы нашлись два-три решительных человека, вооруженных пистолетами или бомбой». Американ­ская служба безопасности поступила хитрее. Президентская машина про­следовала через город в сопровожде­нии усиленного эскорта бронемашин, а сам президент отправился в амери­канскую миссию по улицам и переул­кам, где его никто не ждал. Когда и как прибыл в свою резиденцию Сталин, до сих пор не известно.

    Случай с раскрытым загово­ром предоставил советской стороне дополнительные преимущества. Дело в том, что советское и британское по­сольства в Тегеране находились почти напротив друг друга, а американская миссия отстояла от них более чем на полмили. Исходя из соображений без­опасности, американскому президен­ту предложили переехать к русским, у которых больше помещений и допол­нительных территорий. Следует отме­тить, что советские спецслужбы при этом получили возможность прослу­шивать личные переговоры Рузвель­та и Черчилля.

    Также были приняты допол­нительные меры предосторожности. Пространство между посольствами затянули брезентом, чтобы скрыть перемещения лидеров. Весь комплекс окружили несколькими кольцами пехоты и танков. На четыре дня кон­ференции город был полностью бло­кирован войсками. В нем приостано­вили деятельность СМИ, отключили телефон, телеграф и радиосвязь.

    Встреча продолжалась с 28 ноября по 1 декабря. По ее окончании в британском посольстве состоялся торжественный прием в честь дня рождения Черчилля.

    УМЕСТЕН ЛИ ТОРГ?

    Вопросы, поднятые на конфе­ренции, выстраивались вокруг трех основных проблем. Прежде всего, обсуждалась необходимость откры­тия второго фронта. В то время как Сталин и Рузвельт были единодуш­ны в том, что приоритетным местом высадки союзников является северо-западная Франция, Черчилль упорно продолжал отстаивать идею откры­тия второго фронта на Балканах.

    В какой-то момент Сталин, не в состоянии более сдерживать раздра­жение, бросил: «У нас слишком много дел дома, чтобы здесь попусту тра­тить время». Наступил критический момент. Черчилль понял это и, опа­саясь срыва конференции, пошел на компромисс. В итоге решено, что вто­рой фронт откроется на севере Фран­ции в мае 1944. Сталин же пообещал, что советские войска предпримут на­ступление примерно в это же время с целью предотвратить переброску гер­манских сил с Восточного фронта.

    Кроме того, союзники спорили о новых границах в послевоенной Ев­ропе. Рузвельт и Сталин единодуш­но высказались в пользу раздробле­ния Германии. Сталин также сумел настоять на признании советско-польской границы в том виде, в ка­ком она была установлена в сентябре 1939 года. Пикантность ситуации состояла в том, что эту границу с территориями Западной Белоруссии и Украины СССР получил по согла­шению с Гитлером. Предполагалось в качестве компенсации передви­нуть западную границу Польши к Одеру. Черчилль в конечном итоге согласился с этим предложением, за­метив, что земли, получаемые Поль­шей, гораздо лучше земель, которые она отдает.

    И, наконец, именно в Тегеране облик нового международного поряд­ка начал приобретать характерные черты. Державы, представленные на конференции, в случае победы фак­тически делали заявку на мировое влияние. Великобритания, роль кото­рой в международной политике по­степенно уменьшалась, должна была довольствоваться уже тем, что не вы­пала из Большой тройки. Напротив, для СССР это явилось колоссальным прорывом в признании нового ста­туса «сверхдержавы». Но, заметим, и США также впервые брали на себя глобальные функции.

    Добавить комментарий