• Служба сберегла нас от разочарований

    С распадом СССР белорусские пограничники пережили сразу несколько серьезных реформ. На смену советским традициям и правилам пришли новые, а пропускные пункты освоили уникальные технологии и методы борьбы с незаконной миграцией и контрабандной. Чем сейчас живет белорусская граница, участникам проекта ET CETERA и Радио TUT.BY «100 дорог» рассказал командир Лидского пограничного отряда Владимир ЛЯВДА.

    59062

    – Как вы относитесь к своей серьезной работе?

    – Я всегда стараюсь ко всему относиться с юмором. А у нас, пограничников, все проблемы начинаются ночью. Но государственная граница – безопасность нашей страны, и тут шутки неуместны.

    – Стало ли легче работать в последние годы?

    – Я бы не сказал. Появилось, ко нечно, много современного оборудования, но чем его больше, тем больше оно усложняет работу. Растет ответственность. Для контролера, для должностного лица работа стала легче, определить подлинность документов стало проще. Раньше приходилось полагаться на собственную память.

    – С какими проблемами чаще всего сталкиваются пограничники в части пропуска граждан и транспортных средств через границу?

    – Мы всегда говорим, что граница – для законопослушного гражданина. Всегда на это рассчитываем. Но случается, что отдельные категории граждан, в том числе иностранных, пытаются перевезти через государственную границу партии подакцизных товаров. В первую очередь, это сигареты российского производства, которые в Литве стоят в несколько раз дороже. Та же ситуация и на зеленой (лесной – прим. автора) границе. В этом случае человеку не требуется нарушать государственную границу, к ней просто подходят и перекидывают на сопредельную территорию короба с сигаретами. На соседней территории к границе подходит другой человек и забирает все это. В таком случае сложно привлечь даже к административной ответственности за нарушение границы или пограничного режима. Сложно доказать факт противоправного действия. Есть еще нюансы с типами ответственности: у нас за нарушение границы ответственность административная, а у литовцев – уголовная. Наши граждане боятся быть пойманными на территории Литвы.

    Я еще раз повторюсь, что граница – для законопослушных граждан. Мы рады видеть всех на нашей земле. Для этого обеспечиваем быстрое пересечение границы, стараемся упростить порядок пересечения.

    – Как вы готовитесь к введению нового порядка перемещения граждан Беларуси и Литвы, проживающих в 30-километровой зоне?

    – Как таковой подготовки еще не ведется, поскольку в организации безвизового перемещения для жителей 30-километровой приграничной зоны задействованы, кроме пограничного, многие ведомства. Это и Министерство иностранных дел, и Совет Министров, и Министерство внутренних дел. Введение безвизового перемещения для таких граждан – длительный процесс, который можно будет начинать лишь после завершения процесса согласования в названных структурах. Никаких официальных документов еще не поступало.

    В случае введения порядка безвизового перемещения через границу для жителей 30-километровой зоны для нас просто увеличится пассажиропоток с обеих сторон на всех пунктах пропуска. Сейчас же пункты упрощенного пропуска на 90% работают для граждан Литвы, поскольку не у всех белорусов есть визы. Конечно, большое влияние на пассажиропоток будет иметь процедура получения разрешения, которое будет выдаваться вместо визы. Если с ним все будет просто, не надо будет доказывать наличие родственников на сопредельной территории или земельных участков, то и литовцы, и белорусы будут больше передвигаться.

    Гражданам, получившим такое разрешение вместо визы на пять лет, нужно помнить, что в случае выезда за пределы 30-километровой зоны органы МВД Беларуси и Литвы будут их депортировать на родину. Но пока продолжается согласование позиций по этим вопросам.

    – Не повлечет ли активизация перемещений граждан увеличение личного состава погранотряда?

    – Нет, теми же силами мы будем охранять государственную границу. Мы надеемся, что безвизовое перемещение для граждан 30-километровой зоны уменьшит количество проблемных ситуаций на зеленой границе. Жители приграничья в этом регионе в большинстве своем имеют родственные связи. Поэтому если они будут в свободном порядке перемещаться че рез границу, то, надеюсь, особых проблем здесь и не будет. Мы готовы осуществлять пропуск, что и делаем. Но и если количество граждан, перемещающихся через границу, увеличится в два раза, мы не будем увеличивать количество личного состава.

    – Улучшилось ли взаимодействие с таможенными органами?

    – У нас с таможенными органами всегда было нормальное взаимодействие в вопросах организации охраны государственной границы в пунктах пропуска. Мы выполняем общую поставленную перед нами задачу.

    – Вы любите свою работу?

    – Я люблю государственную границу, потому что она женского рода (смеется). Если человек любит свою работу, он с нее не уходит. Если мы дослужились тут уже до полковников, значит, мы любим свою работу. Я начал службу в погранвойсках со срочной, и она мне понравилась. Потом окончил училище, затем Академию, сейчас уже в звании полковника. Это же что-то значит. Пограничник – это образ жизни.

    – Вы служили даже на китайской границе. Какие впечатления остались от того приграничья?

    – Впечатления лунного масштаба. Ближайший населенный пункт, в котором можно было отправить почту и зайти в магазин, в 80 километрах! Я служил в Семипалатинской области. Было такое, что в январе сначала трое суток шел снежный буран, первый этаж заставы замело полностью. Через три дня – потепление до +18. Все, что намело накануне, достаточно быстро превращалось в воду. Случались и землетрясения. Мы, офицеры, сначала и не поняли, что происходит, когда чай из кружек выплескиваться начал, а уж как на улицу выбежали, то удивились, что солдаты уже сами построились.

    Только на нашей заставе была горячая вода, поскольку мы сами ее подогревали для всех зданий. Все остальные пользовались или привозной, или водой из речки.

    Развал Советского Союза мы ощутили сразу по отношению к себе. В честь подвига страны-победителя фашизма при встрече пограничных советских патрулей с патрулями сопредельных государств первыми отдавали воинское приветствие патрулю Советского Союза. Как только развалился Союз, китайцы, например, даже руку не поднимали.

    – Вы довольны тем, что прошли такой длинный профессиональный путь?

    – Я очень доволен, потому что время развала Союза, т.е. с 1987 по 1992 год, я пережил без потрясений. Я не стоял в очереди ни за хлебом, ни за маслом. Обеспечение застав было нормальное. Шок для нас наступал, когда мы в отпуск приезжали. Моя теща стояла по пять часов в очереди за бараниной, чтобы сделать мне плов! А мне этот плов с бараниной в горло не лез, я бараниной наедался на службе.

    Служба сберегла нас от разочарований, мы чувствуем себя уверенно.

    – Какова ваша профессиональная мечта?

    – Чтобы войны не было. О чем еще может мечтать военный? Не потому, что мы боимся воевать, а потому что на то мы и военные, чтобы охранять страну и не допускать войн. Одна из наших задач – не допустить конфликтов на государственной границе. Все войны начинаются с малых конфликтов, мы их не должны допустить. Наша задача – обеспечить с литовской стороной нормальный режим границы и мирное, добрососедское сосуществование.

    – С литовскими пограничниками дружите?

    – У нас с ними хорошие взаимо отношения. Два командира литовских погранотрядов, с которыми мы граничим, совсем недавно приезжали сюда. У нас нет никаких недопониманий, отлажено взаимодействие даже на уровне начальников белорусских постов и литовских застав. Если чтото происходит, они сразу связываются даже по мобильной связи и оперативно высылают группы, задерживают нарушителей. Конечно, мы не играем вместе в футбол, как это раньше делали на польском направлении, но взаимодействие у нас отлажено.

    – Уважают ли сопредельные государства Беларусь?

    – Я ездил по отдельным вопросам за границу, был в Латвии, Литве, Финляндии. Отношение к Беларуси довольно теплое. Везде есть отдельные граждане со специфичным отношением, но это всего лишь отдельные граждане. В Латвии меня простые латыши обступили и рассказывали, как у нас в Беларуси живется хорошо. Где бы я ни служил, всегда слышал от коллегпограничников, что у нас хорошо жить. У нас дороги хорошие, поля распаханные, нет запустения. Когда в Беларусь въезжаю, всегда говорю: «Родина моя!»

    Добавить комментарий