• Русские танки в помощь регионам

    29 октября российские парламентарии единогласно ратифицировали договоры о дружбе, сотрудничестве и взаимной помощи с Абхазией и Южной Осетией, провозгласившими свою независимость. После установления дипломатических отношений с этими регионами прошло менее двух месяцев. Надо отметить, что Абхазию и Южную Осетию по прошествии этого времени не признали даже самые антизападные страны, такие как, например, Иран.

    Договоры, миротворцы и военные базы

    В частности, в договорах закре­пляется присутствие российских во­йск на территории непризнанных автономий, документы предусматри­вают правовую основу для строитель­ства военных баз и военной инфра­структуры на территориях сторон. Это является российским ответом на стремление Грузии войти в НАТО, между прочим, пока еще не подкре­пленное никаким решением этой ор­ганизации.

    Также одним из важных пун­ктов договора является то, что рос­ сийский рубль становится офици­альным платёжным средством на территории обеих республик. Жи­тели признанных Россией регионов получают право на двойное граж­данство, для России также преду­смотрена возможность оказывать этим регионам иную помощь.

    Однако эти пункты дей­ствовали во взаимоотношениях между Россией и сепаратистски­ми регионами задолго до подпи­сания и ратификации этих дого­воров Государственной думой РФ. В частности, пенсионеры Абха­зии получали пенсии из бюджета Краснодарского края, о чём ещё в 2004 году гласно заявил в интер­вью российским каналам губерна­тор Краснодарского края Ткачёв, недовольный исходом абхазских президентских выборов. Он при­грозил, что не будет выплачивать пенсии абхазским старикам, если абхазы не одумаются.

    Что касается совместной российско-абхазской охраны гра­ниц, то и здесь существенно ниче­го не изменится. Российские части перестанут называться миротвор­цами и вместо этого получат статус пограничных войск ФСБ РФ. Если обратиться к правилам ООН, то Россия вообще не могла считать­ся миротворцем в конфликте, по­скольку являлась заинтересован­ной стороной. Но кого это раньше волновало?

    Де-факто российское военное присутствие в Абхазии и Северной Осетии под видом миротворчества обозначилось ещё в начале 1990-х. По мнению многих наблюдателей, военная база в Гудауте существова­ла и до подписания соответствующих договоров. В 1995 году подписано Соглашение о российских военных базах в Грузии. В течение первой половины 1990-х годов российские базы в Грузии являлись объектом критических нападок оппозиции, но не официального Тбилиси.

    Экономика versus геополитика

    Сточки зрения экономической гео­графии Южная Осетия даже более тес­но связана с Грузией, чем с Северной Осетией. Но геополитика – вещь неумо­лимая. В Южной Осетии сложился по­литический режим, который во многом дублирует систему в российских севе­

    С рокавказских регионах: это малоэф­фективный, выстроенный в большой степени по клановым схемам, малопро­зрачный и коррумпированный меха­низм. По данным бывшего советника Владимира Путина по экономическим вопросам Андрея Илларионова, «по­следние четыре года население Южной Осетии нигде не работает и особенно к этому не стремится. Люди живут на суб­сидии из российского бюджета, которые постоянно возрастают и достигли 700 миллионов долларов США. Если разде­лить эту сумму на 40 тысяч человек, вы получите, что Москва ни один свой ре­гион не субсидировала так, как Южную Осетию».

    В отличие от Абхазии, в Южной Осетии были прогрузински настро­енные политики – Дмитрий Санакоев, Урузмаг Каркусов, хотя и они в период конфликта 1990–1992 гг. воевали про­тив грузин. Однако режим президента Кокойты, опирающийся на поддержку Москвы, фактически игнорировал оп­позицию, хотя на территории бывше­го Югоосетинского округа жили при­мерно 48 тысяч граждан осетинской национальности и 20 тысяч грузин.

    По последней советской перепи­си 1989 года, в Абхазии проживало 93 тысячи абхазов и 240 тысяч грузин. Порядка 45 % процентов жителей Абхазии грузинской национальности так и не вернулись в свои дома, и те­перь их возвращение уж точно невоз­можно в ближайшее время.

    Если сама Абхазия отождествляет себя, по отношению к Грузии, с Косово, то абхазская область Гали, при опреде­лённом стечении обстоятельств, может превратиться в Косово внутри Абхазии. На территории этого района проживает около 90 % вернувшихся грузин (мен­грелов), и совершенно нет гарантии, что их права будут защищены.

    Добавить комментарий