• Основа семьи – не секс и деньги, а дружба и уважение

    Кот или собака могут заменить в белорусской семье ребенка, а рождение детей очень часто приводит к разводам. О семейных коллизиях и нестыковках, а также о правилах Зигмунда Фрейда и обесценивании секса и денег в интервью ET CETERA и Радио TUT.BY рассказал психолог, специалист по семейным отношениям, директор Минского городского центра социального обслуживания семьи и детей Андрей Туровец.

    97728

    – Какие проблемы сегодня волнуют белорусские семьи?

    – Те же проблемы, которые волнуют семьи и других стран. Регион и время не так много значат для семейной проблематики. Белорусские семьи беспокоятся о том, как жить счастливо, долго, хорошо, богато, комфортно, как меньше ругаться и выяснять отношения, как воспитать детей, которые бы стали опорой в старости и т.д. В том числе важной является тема, как отцам принять больше участия в жизни собственных детей – не только когда они уже выросли, но и когда они только-только родились.

    – То есть отцы интересуются тем, как им внедриться в семью поглубже?

    – Это общеевропейская тенденция, и она все активнее приходит на белорусскую землю. Мы знаем это и по количеству совместных родов, и по количеству тех случаев, когда папа тоже хочет пойти в декретный отпуск и какое-то время побыть с ребенком – такие случаи встречаются все чаще. Наметилась очень интересная современная тенденция в белорусской семье – уравновешивание гендерных ролей. Слово «гендер» еще не всем знакомо – это социальный пол. То есть социальные половые роли и функции мужчины и женщины в белорусских семьях, как и в других странах, начинают уравновешиваться.

    – В одном из интервью вы сказали, что дети часто становятся последней каплей, чуть ли не причиной разводов. Почему так происходит?

    – Я ни в коем случае не считаю детей причиной разрушения браков. Просто корреспондент на пресс-конференции спросил: правда ли, что все больше пар распадается во время второго кризиса (первым является рождение ребенка), то есть во время социализации ребенка? Действительно, возможно, такая тенденция существует, но это не новость для семейных психологов. В каждом обществе периодически меняются кризисные этапы, на которых возрастает количество разводов. Это говорит о возрастающей социальной зрелости общества. Если люди развелись не сразу после рождения ребенка, а уже когда ребенок пошел в школу, это говорит о том, что они обрели уникальный, бесценный опыт семейной жизни. И далеко не всегда такой развод является злом. Если он проходит мирно, спокойно, не нарушая права детей и родителей, этот развод может оказаться благом, и в перспективе такие родители создадут новую семью на основе полученного опыта. Так что к разводам нужно относиться очень внимательно и корректно. Не каждый развод является драмой и катастрофой. Некоторые разводы являются освобождением.

    – Вы связываете кризисы семейной жизни со стадиями развития ребенка. А есть еще мнение о том, что кризисы наступают после первого, третьего, пятого и так далее года совместной жизни…

    – Да, но эти годы в той или иной мере совпадают с этапами, которые проходит ребенок, если он появился в семье. Мы можем представить себе пару, у которой семьи нет – тогда они все равно создают так называемый социологический треугольник, неизбежное следствие человеческой общественной жизни. Если не будет ребенка, в этот треугольник обязательно встроится что-то другое: котенок, собачка, теща, квартира, дача – как-то вершина треугольника будет закрыта. Иногда, если ребенок не родился по каким-то причинам, в качестве вершины треугольника может развиться болезнь, которая станет третьим членом семьи, ради которой они будут вместе, и так далее. Конечно, ребенок в этой модели – наиболее конструктивная составляющая. Но у семьи, которая не сконцентрируется полностью на этом ребенке, перспективы значительно лучше, чем у той, которая станет детоцентрической, потому что, в соответствии с законом семейной психологии, в любой семье психологическое здоровье можно обеспечить только опираясь на так называемый супружеский рычаг. Муж и жена – это горизонталь, на которой строится благополучие семьи. Как только благополучие семьи начинает зависеть от ребенка, его положения, его отношения с родителями, в семье начинают происходить дисгармоничные процессы.

    – Семейные проблемы, связанные с отсутствием детей, чаще всего можно решить с помощью семейного психолога, не обращаясь к медикам. Так ли это?

    – Пускай не обижаются на меня медики, но огромное количество исследований, в том числе эмпирических, опытных, подтвердили факт: когда женщина, даже десятилетиями не имевшая возможности родить собственного биологического ребенка, например, усыновляла чужого ребенка, через какое-то время она получала возможность забеременеть сама естественным биологическим путем. Исследователи выяснили, что еще уважаемый господин Фрейд был прав, говоря о так называемых невротических блокировках, которые выступают в качестве психосоматических, психотелесных тормозов, не позволяющих той же яйцеклетке сформироваться и принять должным образом половую клетку партнера. И это часто говорит о наличии серьезного внутреннего психологического конфликта. Когда приемный ребенок приходил в семью, он развязывал этот конфликт, и происходило освобождение женщины и на биологическом уровне. Наука психосоматика существует уже много десятков лет, если не сотен, и в ней достаточно много примеров того, как изменения психологического фона и состояния приводят к существенным телесным и биологическим изменениям.

    Но это может случиться только в том случае, если женщина будет настроена соответствующим образом. Если она не верит в способность психотерапии развязать ее психологические узлы, вряд ли ей поможет психотерапевт. Многие люди ориентированы на медицинскую модель помощи при затруднениях с беременностью. Такая ориентация делает этих людей несколько недальновидными, плохо замечающими, как иначе можно было бы решить проблему. Большинство из них рано или поздно приходит к пониманию, что трудность содержится в мышлении, установках и системе убеждений женщины и мужчины.

    – В чем залог семейного счастья с точки зрения семейного психолога?

    – Н а самом деле очень трудно найти молодую семью, в которой люди соединили свои судьбы и тут же стали счастливы и безумно довольны всем происходящим в течение всей остальной семейной жизни. Семья дана нам не для того, чтобы сразу получить счастье, хотя в исключительных случаях и такое бывает. Вопрос в том, что считать счастьем. По мнению психологии, человеческое счастье – это личностный рост. Каждый из нас должен в течение своей жизни личностно, психологически, духовно вырасти так, чтобы занять место, предназначенное судьбой, природой, богом. Семья – это наилучшее место, где это можно сделать. Некоторые говорят: мне попался ужасный партнер, он меня терроризирует, мне так тяжело с ним жить, я думала, что он (или она) другой… Они просто не понимают того, что этот «ужасный» партнер – это лучший учитель, с помощью которого можно вырасти личностно: научиться прощать, любить, принимать человека таким, какой он есть. Это великое искусство, и оно познается в семье.

    – Какой должна быть женщина, с точки зрения психологии, чтобы от нее не ушел муж? И каким должен быть мужчина, чтобы от него не ушла жена?

    – Это достаточно просто определить: женщина должна быть подходящей для данного мужчины, а мужчина должен быть подходящим для данной женщины. «Подходящий» значит, что люди соответствуют друг другу по базовым, ключевым психологическим параметрам. Это не значит, что они должны быть идентичны – они могут внешне быть и противоположностями, но при этом быть близкими друг другу по базовым психологическим установкам. Основой отношений в семье на самом деле является не секс, не материальнобытовая база, а дружба и уважение. Но к этому приходят не все семьи. Многие продолжают до старости ориентироваться на материально-бытовую сферу, на детско-родительскую сферу, на сферу интимных отношений, физической близости. Все это – очень важные части семейной жизни, но их не достаточно. Семейным «клеем» являются именно дружба и уважение партнеров друг к другу.

    – Без дружбы и уважения семьи не будет. А без чего еще семья – не семья?

    – О бязательно должна быть сфера общих интересов вне семьи: совместный туризм, отдых, книги, театры, кино – все что угодно, что объединяло бы членов семьи как единомышленников. Долго продержаться на телесных или бытовых отношениях не удастся. Какой бы красавицей ни была молодая невеста, через годы она потускнеет, обретет другую, зрелую красоту. Мужчина, если он за этот период не вырос личностно, имеет высокий риск погнаться за более молодым объектом, что часто и происходит. Огромное количество семейных кризисов происходит из-за того, что личностный рост членов семьи происходит неравномерно. Например, жена пошла учиться, продвигается интеллектуально, работает над собой, а муж продолжает работать на стройке строителем, и через пять лет они обнаруживают, что жена не знает, о чем поговорить с мужем. И он не знает, что ей ответить. Это чисто умственно-интеллектуальный дисбаланс. Если он ее не догонит, то такая семья практически обречена.

    – Можно ли паре до брака определить, смогут ли они жить вместе? Что, если психолог скажет им, мол, не сживетесь и не срастетесь, так что отменяйте свадьбу?

    – Конечно, они не поверят в такое решение психолога, даже если он увидит со всей очевидностью, что эти люди не подходят друг другу. В моей терапевтической практике было достаточно много мужчин и женщин, которые приходили, рассказывали о своих партнерах, иногда приводили их, и я видел, что долгосрочных перспектив у этих отношений быть не может. У них есть краткосрочный период, в течение которого они должны будут решить свои базовые жизненные проблемы. Часто они их решают, разводятся, и это не хорошо и не плохо, это просто факт.

    Многие специалисты пытались подойти к созданию инструмента, с помощью которого можно было бы точно сказать, совместимы ли супруги. Есть множество опросников, тестов. Прекрасный индивидный тест Куликова, который учитывает и биосоциальные факторы, и психологические факторы, и интеллектуальный уровень развития. Еще в советское время на Дальнем Востоке с помощью этого теста проводили тестирование студентов, вступающих в брак. Выяснилось, что те, кто прошел тест успешно, действительно в 80-90 процентах случаев сохраняли семьи, у них были здоровые биологические дети, хорошая атмосфера и т.д. Эксперимент прервали с распадом Советского Союза, но теоретически все это возможно.

    Лучшим тестом и лучшим экспертом являются сердце и ум человека, который хочет вступать в брак. И неважно, что, как говорят, когда сердце горит – ум не действует. Этот этап нужно пройти, погореть сердцем с отключенным умом. Некоторые психологи называют влюбленность болезнью. Я не принадлежу к этой когорте и считаю, наоборот, что влюбленность – это самое здоровое состояние человека. Когда человек находится в состоянии влюбленного энтузиазма, он чувствует себя психологически великолепно. Но здесь очень важно не обманывать себя под давлением социальных стереотипов. Например, считается, что девушка должна быть натуральной блондинкой высокого роста – такие социальные стандарты сбивают с толку молодых людей, наслаиваясь на восприятие объектов. Однако самым глубинным механизмом, который помогает нам выбрать партнера, является так называемый сценарий раннего детского программирования. Никто из нас от него не свободен. Мы выбираем партнеров не потому, что мы думаем, что хотим этого, а потому, что мы предрасположены к этому выбору, и увернуться от него практически невозможно.

    – С уществуют ли какие-то тесты, которые пара может пройти самостоятельно, не обращаясь к специалисту?

    – Д ля меня само желание пары протестироваться означает наличие у людей каких-то серьезных сомнений в том, подходят ли они друг другу. Эти зародыши сомнений зачастую являются теми сорняками, которые впоследствии могут разрушить семью. Паре, которая действительно совпадает по всем базовым параметрам, и в голову не придет тестироваться – эта мысль покажется им странной, нелепой и не подходящей для их этапа отношений. При этом еще следует помнить, что, с точки зрения семейной психологии, слишком благополучное, бескризисное протекание отношений часто становится признаком надвигающегося большого кризиса, катастрофы. В то время как ряд мелких, успешно развязываемых «кризисиков» приводит к благополучной и продолжительной семейной жизни.

    – Можно ли научиться семейному счастью?

    – Конечно! Но лучше приходить к психологу не тогда, когда все не ладится, а когда звенят первые тревожные звоночки серьезных беспокойств. Профилактика – это лучшее лечение, мы знаем это все через медицину. Дожидаться, пока грянет гром, не стоит.

    Важно и нужно читать психологические книги, это часть современной культуры в жизни каждого человека, особенно книги по семейной психологии. Но не все книги хороши, не все одинаково полезны. Поэтому я хотел бы порекомендовать практически всем образованным людям, живущим в семье и пытающимся понять и узнать, как в этой семье лучше жить, книгу Робина Скиннера и Джона Клиза «Семья и как в ней уцелеть».

    – Чаще к вам, когда есть проблемы, приходят семьями или вначале приходит одна половинка?

    – Н аиболее частым посетителем нашего учреждения является фигура, которую можно описать как женщину средних лет, озабоченную проблемами детей и проблемами отношений с мужем. Хотя приходят и мужчины, и даже подростки. Бывают такие трогательные сцены, когда 55-летняя мама приводит 36-летнего ребенка и говорит: «Это мой сыночек, научите его, как надо правильно жить!». В теории семейной психологии мы уже знаем, что произошло, еще даже не познакомившись с рассказом посетителей.

    – Критично ли, если приходит один из супругов?

    – Д ля начала это не критично! Если потом пара начнет работать в режиме супружеской терапии, то это будет еще лучше. Но если они придут и начнут работать в режиме семейной терапии, то это будет просто замечательно для их семьи. Семейная терапия – это процедура психологического, углубленного консультирования, когда приходит вся семья.

    Но мы работаем и с одним супругом по запросу, мы раскрываем вместе с ним механизмы семейной жизни, он начинает лучше понимать свою роль.

    – С какими радостями приходят к психологам?

    – Д а, мы часто радуемся с нашими посетителями, когда люди начинают задумываться о том, что их жизнь в целом хороша, достаточно мила для них, но они хотели бы быстрее развиваться вместе, они хотели бы помочь развиться своим детям. Такие позитивно настроенные пары, а иногда треугольники, приходят к нам, и мы очень рады их видеть. Зачастую наши посетители потом начинают дружить между собой, создают неформальные семейные клубы, общаются, что очень приятно для нас. Это высокая оценка нашей работе.

    В нашем центре открылось новое направление – «Мама-школа», развивающее работу с маленькими детьми и мамами. Эта работа нас тоже радует, потому что мы видим, какой огромный потенциал заложен в раннем возрасте ребенка, когда вместе с мамой дети буквально за несколько недель обретают ту детскую легкость, прямоту и открытость, которую они потеряли под влиянием раннего неверного родительского воспитания.

    Добавить комментарий