• «Невозможных вещей нет»

    Польский институт в Минске уже много лет радует белорусскую публику своими разноплановыми культурными проектами. Так, в последнее время наибольшей популярностью пользовались джазовые концерты, которые с периодичностью раз в квартал проходили в Белгосфилармонии. Во многом эта заслуга директора Польского института Петра Казакевича.

    До работы в Беларуси пан Казакевич прилил «свежую кровь» в джазовую жизнь Украины. Впрочем, как говорит он сам, свои личные пристрастия он старается не смешивать с работой.

    – Во многом благодаря вам Минск посетили ведущие джазовые музыканты из Польши. При выборе джазменов вы руководствовались своими вкусами, имеющимся бюджетом или чем-то еще? – Я не руководствуюсь собственными вкусами и взглядами. Это было бы большой ошибкой – можно было потерять публику, что перечеркнуло бы смысл всей нашей работы. Наш главный принцип – привозить артистов высокого уровня. Конечно, для меня является большим счастьем быть лично знакомым со всем авангардом польского джаза. Вместе с тем хочется постепенно формировать у минской публики восприятие к более сложным формам джаза. Поэтому мы будем стремиться показывать подобные проекты, но при этом мои личные вкусы не будут решающим фактором.

    – Польские джазмены очень плодотворно сотрудничают с американскими музыкантами. Не было желания представить их совместный проект на суд белорусской публики? – Безусловно, польская джазовая сцена пользуется уважением в Америке. Мы делали совместные концерты в Украине с участием ведущих американских, европейских и польских музыкантов. Поэтому, возможно, что-то подобное организуем и в Минске – будет нелегко, но ничего невозможного нет. Пока же рекомендую набраться терпения. (Улыбается.) – Какого вы мнения о белорусском джазе? – Я старался, но еще не успел послушать много коллективов. На мой взгляд, в Беларуси играют классический джаз.

    Белорусские артисты очень высокого уровня, с прекрасным музыкальным образованием, но и они вынуждены работать в условиях рынка. Это значит, они должны формировать свое предложение таким образом, чтобы оно отвечало уровню зрителя. Я был на концерте группы Apple Tea. Они играют очень приятную, но легкую музыку. Я убежден, что их умения и возможности превосходят то, что они сейчас играют. Также у вас есть прекрасная вокальная группа «Камерата». Это очень профессиональный коллектив, в котором собраны лучшие вокалисты Беларуси. Подобных коллективов в Польше точно нет – не знаю, как в Европе. Это я к тому, что потенциал белорусских музыкантов огромен.

    – Вы уже два года работаете в Минске. До этого возглавляли Польский институт в Киеве. Какие-то параллели между Беларусью и Украиной можно провести? – Казалось бы, у двух соседних, близких стран – я говорю о Беларуси и Украине – должно быть много общего, интересы людей должны пересекаться. Однако условия работы в Беларуси оказались довольно специфическими, и к ним надо было найти подход. Весь первый год у меня ушел на знакомство со страной, с условиями, в которых предстояло работать. Вместе с тем указывать на проблемы очень легко. По этому случаю я могу рассказать одну историю. После концерта в большом зале и на хороших условиях известному музыканту предложили сыграть в одном клубе, в котором вместо обещанного рояля ему предоставили электронные клавишные в очень плохом состоянии. Несмотря на все мои опасения, концерт прошел «на ура». После выступления я спросил у музыканта: «Ну и как?» Он ответил: «Понимаешь, играть на хорошем инструменте, в хороших условиях, для большой аудитории – это не вызов для меня. Но когда ты имеешь дело с инструментом, на котором никогда не играл, когда клавиши выскакивают – это другое. Я получил дополнительное удовольствие». Я не хочу таким образом сравнивать Беларусь и Украину. Но хочу сказать, что сейчас я играю на совершенно другом инструменте.

    – Какие специфические условия есть в Беларуси? – Специфика заключается в том, что в Беларуси мероприятия воспринимаются по-другому, здесь другие музыкальные вкусы. Я не могу сказать, что это плохо. Просто по-другому. Впрочем, наша миссия и заключается в том, чтобы представлять разноплановые проекты. Возьмем, например, наши джазовые концерты, которые вызвали большой интерес у минской публики.

    И это при том, что мы стремились показать более сложные, авангардные направления современного джаза, которые не менее интересны, чем классические, легкие джазовые вариации.

    Подобные параллели применимы и к другим областям искусства. Надеюсь, что в будущем подобных проектов будет больше.

    Вместе с тем я должен отметить, что в Беларуси на довольно высоком уровне находится современная классическая музыка (хотя я стараюсь так не называть это музыкальное направление). Каждый раз на нашем крупном фестивале «Варшавская осень» представлены белорусские композиторы, дирижеры, музыканты. Это говорит о том, что в Беларуси есть направления, которые находятся в авангарде мирового музыкального движения.

    Вместе с тем есть ряд современных культурных направлений, которые практически не представлены в Беларуси. Почему-то отсутствуют уличные театры. Или, скажем, почему-то не проводятся дни уличной музыки. Кукольный театр рассматривается только как явление для детей. Такая же ситуация с мультипликационными фильмами. Но это анахроничный подход.

    Впрочем, в Беларуси существуют оригинальные направления, которые были бы очень интересны публике в соседних странах, в той же Польше. Для примера можно взять современный фольклор. У вас есть интересные артисты, группы, которые работают в этой сфере. Таким образом, можно было бы говорить о культурном обмене. Но мне приходится не только с сожалением, а даже с болью отмечать то, что ваши государственные органы, учреждения не всегда замечают национальные богатства, опираясь на которые можно строить национальную архитектуру культуры, которыми можно гордиться перед половиной Европы, если не мира. У вас упор делается на культурно-массовые мероприятия.

    Хотя, конечно, такая точка зрения имеет место быть.

    – Какое самое яркое впечатление осталось у вас за 2 года работы в Беларуси? – Несмотря на то, что я чиновник, большое влияние оказывает на меня духовная составляющая, атмосфера, которая царит в обществе. У вас есть один феномен – он есть и в других странах, но в Беларуси особо ярко проявляется. Это «несломленность» духа. Невзирая на экономические, внешние и внутренние трудности, она позволяет верить, иметь надежду, что в будущем что-то изменится.

    Кто-то может сказать, мол, разве это феномен. Но поверьте, что если ктото окажется в сложной ситуации, у него будет немного желания, чтобы к ней приспособиться. Эта непокорность, которая меня в людях всегда восхищала, позволяет и мне идти по выбранной дороге.

    – Чем Польский институт планирует порадовать белорусского зрителя в ближайшем будущем? – Мы постараемся присутствовать на всех важных мероприятиях в Беларуси: театральных, музыкальных, кинематографических фестивалях.

    Подробнее можно узнать на нашем сайте в интернете.

    Приближается 2010 год, который объявлен Годом Фредерика Шопена. Поэтому постараемся показать интерпретацию его музыки в исполнении польских музыкантов.

    Очень интересной является среда польских фотографов. Во второй половине 2009 года пройдет масштабная выставка, включающая в себя и видеоинсталляции.

    Будем продолжать поддерживать совместные проекты наших историков. Потому что коммунистические правительства нанесли огромный вред нашим странам.

    Еще одно направление нашей деятельности – презентация проектов в белорусских регионах, а не только в столице. Там мы встречаемся с определенным голодом в отношении культурных программ и одновременно с очень теплыми и благодарными отзывами на подобные проекты.

    – И в заключение давайте помечтаем. Предположим, что вы не зависите ни от финансирования, ни от обязательной программы и других параметров. Каков он, ваш идеальный проект, который вы бы хотели реализовать в Беларуси? – Это очень сложный вопрос. Я постоянно контролирую свои желания и подчиняю их имеющимся возможностям. Но если уж помечтать… Наверное, это был бы фестиваль современной джазовой музыки, подобных которому здесь не проводится. Во Львове же мы организовали джазовый фест, который стал ежегодным.

    Просто хочется, чтобы даже когда ты будешь далеко, начатое тобой дело продолжалось. И я думаю, основную роль здесь играют не деньги, а энергия и желание сделать что-то.

    Поскольку нет невозможных вещей.

    Если чего-то хочешь, то желание исполнится.

    Добавить комментарий