• Кшиштоф Занусси о белорусском кино, итальянском бизнесе и своих слабостях

    На днях в Минске прошел кинофестиваль «Лістапад», одним из немногих ярких моментов которого стал визит гения европейского кинематографа, профессора университетов Польши и Великобритании польского режиссера Кшиштофа Занусси. В Беларусь он пожаловал прямо с премьеры своего последнего фильма «Черное солнце». Однако нашел время, чтобы дать мастер-класс и пообщаться с почитателями своего творчества.

    – Вас часто называют живым классиком, гением кинематографа. Как вы к этому относитесь? Радуетесь, злитесь?

     – Если называют классиком, значит, пора умирать. Если серьезно, то каждый раз, когда я слышу о себе «живой классик», меня это веселит. Кстати, мой последний фильм в Польше критики разорвали на мелкие части. Я с усмешкой подумал, что, значит, еще не классик. (Улыбается.) Но я старею – через полгода у меня юбилей, 70 лет, даже как-то не могу поверить в это…

    – По своей первой профессии вы – физик. Интерес к точным наукам помог вам в кинодеятельности?

     – Сложно сказать. Физика – это часть моего мировоззрения. Меня приглашают читать лекции для будущих инженеров в Варшавском политехническом университете – но там я преподаю им курс, который сам назвал «Стратегия жизни». Поясняю на примере кино, насколько по-разному человек делает свой главный выбор в жизни. И знаете, для меня такой курс – огромная радость, где-то даже большая, чем то, что я преподаю киношникам, потому что с ними все само собой разумеется.

    А несколько дней назад меня пригласили в военную академию Польши читать лекции по вопросам безопасности в современном мире. Потому что я в некоторой степени занимаюсь дипломатией – не случайно у меня на эту тему получился фильм «Персона нон-грата».

    А предыдущее правительство даже хотело назначить меня послом Польши в Москве. Но удалось отказаться: хотя это и огромная честь, все-таки лучше оставаться таким неформальным послом, чем быть чиновником.

    – Можно ли научить снимать кино?

     – Научить, конечно, нельзя. Можно помочь в развитии таланта. У меня немало учеников, которыми я горжусь. Например, сценаристка и режиссер документальных фильмов Магдалена Пекож.

    – И Ларс фон Триер?

     – Его идеи зачастую спекулятивны. Он – неискренний человек, который хорошо понял, что уровень зрительских притязаний сейчас довольно низкий. Я бы сказал, что это издевка, над которой 10 лет ломают головы критики.

    – Переживали ли вы когда-нибудь творческий кризис?

     – Кризис был всегда со мной, со дня моего рождения. Это мое нормальное состояние. Когда есть сомнение, есть неуверенность, тогда есть кризис. Этим живу все время, и, как мне кажется, это даже удобно.

    – А как относитесь к нынешнему финансовому кризису?

     – Что до мировых кризисов, вокруг меня их было столько, что я просто к ним привык.

    – О ваших фильмах говорят так: «О вкусах не спорят…»

     – В оригинале эта пословица звучит так: «О вкусе не стоит спорить, вкус надо иметь. А кто не имеет вкуса, тот пусть молчит». Так что спорить об этом действительно не имеет смысла.

    – Есть ли у гения кинематографа какие-то комплексы, слабости?

     – Есть у меня один комплекс: я постоянно толстею. Но что поделать, если я обожаю майонез и сладости. Других комплексов у меня нет. Но недостатки есть…

    – Как вы оцениваете развитие кинематографа на постсоветском пространстве?

     – Трудный вопрос. Сейчас на постсоветском пространстве происходят огромные перемены. А это всегда трудный момент для киноискусства. Например, в России сейчас вижу подъем в кинематографе. Там появилось много интересных картин.

    Но вместе с тем большие перемены произошли в обществе. Раньше оно строилось по вертикали, и картины таких творцов, как Тарковский, рождались для избранной публики. Сейчас элитарная публика растворяется в общей массе, у которой культурный уровень не достигает уровня материального благополучия. То есть сегодня наблюдается некоторый подъем уровня культуры большинства, но, кажется, только до уровня телесериалов. Люди смотрят американскую дешевку, и им кажется, что они понимают жизнь. Поэтому язык киноискусства повернул вспять.

    Я – противник работы актеров в сериалах. С одной стороны, они могут за 2 года заработать деньги на квартиру, хорошую машину и так далее. Но в это время актеры являются лишь сериальными актерами. Их работу нельзя назвать творческой.Даже если в сериал приходит играть хороший актер, он вынужден играть плохо, потому что этот жанр не приемлет глубокой работы.

    Кроме того, для меня актер, который играет только на одном языке, является провинциальным. Без иностранного языка нельзя участвовать в международных проектах.

    – Что вы знаете о современном белорусском кино?

     – Я его не знаю. Однако там, где есть конфликты, есть потенциал для развития. У вас в развитие главной киностудии вкладываются хорошие средства. Однако, насколько мне известно, она сегодня больше работает на Россию.

    – Zanussi – известный торговый брэнд. Вас это не смущает?

     – Мои дальние родственники в Италии создали эту марку. Наши предки разошлись в начале XIX века. Одни переехали в Польшу строить железные дороги, а другие остались в Италии. Сегодня мы живем вдали друг от друга, но дружим. Хочу заметить, что я от их бизнеса не имею ни копейки. Кстати, бизнес Zanussi очень раздражал моего отца. Он считал позором, что существует холодильник Zanussi, который имеет неприятный запах и гудит по ночам. А вот, представьте, самолет Zanussi (а самолеты – вообще моя слабость) разбился над океаном… Еще мне кажется, что итальянские родственники мне завидуют, хотя они и сказочно богаты.Просто у них рутина, все идет по плану, а у меня всегда что-нибудь новое происходит.

    – Ваши ближайшие творческие планы?

     Зимой я предпочитаю заниматься театром. Как все животные зимой, жду лета, но с наступлением холодов возвращаюсь в театр. Там никогда дождь не капает на голову. Неделю назад в Новосибирске состоялась премьера спектакля «Дуэт». Конечно, я не мог сидеть в Сибири целый месяц, чтобы готовить постановку, – у меня слишком много других занятий. Поэтому я пригласил актеров к себе – у меня в Варшаве большой просторный дом. Потом мы полетели в Новосибирск и представили нашу постановку.

    Несколько дней назад начал репетицию спектакля «Ромул Великий». Весной в Сиракузах на Сицилии на фестивале античной драмы буду ставить «Медею». Еще работаю над новой телевизионной картиной по собственному сценарию «Внутренний голос».

    Что касается кино, то проектов у меня много. Какой из сценариев будет реализован, зависит от финансистов. Я, например, хочу снять фильм с Софи Лорен, но пока никак не могу уговорить этих людей. Социологи говорят, что те, кто помнит Софи Лорен, сейчас в кинотеатры не ходят, а те, кто ходит, не знают эту великую актрису.

    Добавить комментарий