• Крутые изгибы «Северного потока»

    12 ноября на встрече с премьер-министром Финляндии Матти Ванханеном российский коллега Владимир Путин пригрозил остановить строительство газопровода Nord Stream («Северный поток») по дну Балтийского моря. «Европа должна решить, нужен ей этот трубопровод или нет, – заявил он. – Если не нужен, то мы будем строить заводы по сжижению, работающие на мировой рынок, включая европейский. Только дороже это будет для вас». Российский премьер несколько преувеличил: жизнеспособных вариантов по организации экспорта российского сжиженного газа в Атлантический бассейн у «Газпрома» на сегодняшний день нет. Между тем проблем здесь в самом деле более чем достаточно.

    44871

    А КАК ВСЕ НАЧИНАЛОСЬ…

    8 сентября 2005 года в берлинском отеле «Интерконтиненталь» в при­сутствии того же Владимира Путина, тогда еще президента, и германского канцлера Герхарда Шрёдера предсе­датели правлений немецких концер­нов E.ON и BASF, а также «Газпрома» поставили подписи под соглашением о совместном предприятии по про­кладке трубопровода протяженно­стью примерно 1200 километров – от Выборга,
    расположенного недалеко от Санкт-Петербурга, до Грайфсваль­да в земле Мекленбург-Померания. В свете того что, согласно прогнозам, к 2015 году спрос Европейского Союза на газ
    должен возрасти на треть, глав­ной целью постройки газопровода обозначена транспортировка в Герма­нию природного газа с Южнорусско­го месторождения. Предполагалось, что после
    сдачи в эксплуатацию по нему будут ежегодно перекачивать­ся 27 миллиардов кубических метров газа, а в случае добавления второй нитки эти объемы увеличатся до 55 миллиардов.

    Была и другая цель – избавле­ние от транзитной зависимости. Из­вестно, что в этом плане возникало немало проблем с Беларусью и Укра­иной, которые обвинялись то в не­санкционированном отборе газа, то в значительных задержках его оплаты. Утверждалось, что после проклад­ки Nord Stream должны исчезнуть все политические риски, равно как и транзитный тариф.

    ПРИКРЫВАЯ ТЫЛЫ

    Во избежание непредвиденных обстоятельств «Газпром» решил под­страховаться путем покупки высоко­поставленных лоббистов. Уже три ме­сяца спустя стало известно, что главой высшего органа «Северного потока» – комитета акционеров – стал прои­гравший выборы в Бундестаг Герхард Шрёдер, а исполнительным директо­ром – Маттиас Варниг, близкий друг Владимира Путина с периода службы в разведке на территории ГДР.

    Многие немецкие политики, в том числе партайгеноссе, обвини­ли Шрёдера в том, что он, будучи канцлером, использовал служебное положение, инициируя проекты для обеспечения себя местом работы на случай отставки. А германские СМИ открыто назвали его назначение платой Москвы за поддержку поли­тического курса Кремля. И платой совсем не малой: зарплата Шрёдера на новой должности, где он все-таки не топ-менеджер, а, скорее, «зиц-председатель Фунт», составляет поч­ти 1 миллион евро, то есть в три раза больше канцлерской.

    Тем не менее Шредер остался на новой должности. А в августе нынеш­него года в проекте был трудоустро­ен другой отставной европейский политик – экс-премьер Финляндии Пааво Липпонен. В качестве незави­симого консультанта оператора стро­ительства – компании Nord Stream AG – он должен пробить решение о строительстве в экономической зоне Финляндии и других стран Сканди­навии.

    ЗАПЛЫВ С ПРЕПЯТСТВИЯМИ

    Несмотря на все усилия, но­вый проект вызвал много проблем. Среди стран, через воды которых планировалось проложить трубопро­вод, не было такой, которая не предъ­явила бы претензий если не по факту строительства, то по маршруту. Так, в прошлом году по причине захороне­ ний на дне моря химических боепри­пасов времен Второй мировой войны и непримиримой позиции Варшавы трассу решено перенести из польских территориальных вод в датские, се­вернее острова Борнхольм.

    Финляндия попросила про­вести газопровод по экономической зоне Эстонии вследствие неровно­стей дна и мелководья на собствен­ном участке маршрута. Эстония, в свою очередь, отказалась даже до­пустить соответствующих специали­стов и демонстративно не приняла Герхарда Шрёдера. Министр Швеции по делам окружающей среды Андре­ас Карлгрен заявил, что его страна не рассмотрит заявку на строительство Nord Stream в своей экономической зоне до тех пор, пока не будут предо­ставлены дополнительные данные о предполагаемом воздействии на эко­логию и возможностях изменения маршрута.

    В июле подавляющим большин­ством голосов Европарламент принял резолюцию, требующую дополни­тельно изучить негативное воздей­ствие трубопровода на экологию Бал­тийского моря. Она стала первым официальным протестом Евросоюза против проекта. Документ не явля­ется обязательным для исполнения, однако его принятие означает, что противники проекта приложат все возможные усилия, чтобы затянуть сроки его реализации.

    ЗИГЗАГ НЕУДАЧИ

    В июле возникло еще одно пре­пятствие, имеющее долгую исто­рию: в 1715 году Швеция затопила 20 огромных деревянных кораблей, чтобы помешать пройти вражеской датской флотилии. В результате по­лучилась цепь ловушек протяжен­ностью более километра, которая послужила передовой линией обо­роны. Эти обломки обнаружены в 1990 году и объявлены ценным мор­ским археологическим объектом. Они находятся как раз в том районе, где, как предполагается, газопровод выйдет на поверхность.

    Чтобы освободить место для прокладки, планируется проделать брешь в прочной цепи обломков. Эта операция не так проста, как кажется. Подъем одного из кораблей может разрушить всю подгнивающую фло­тилию. А строительные работы могут привести к их распаду.

    В результате газопровод уже не­сколько раз менял маршрут, и на дан­ный момент можно говорить лишь о том, что его исходная точка будет находиться в Выборге, а конечная – в Грайфсвальде. Сама же трасса вместо относительно прямой линии может пройти зигзагами и приобрести са­мые причудливые очертания.

    Как считают эксперты, прохож­дение природоохранной докумен­тации через ведомства Финляндии, Швеции, Дании и других стран не­возможно ускорить никакими дву­сторонними встречами президентов или премьеров. В итоге Nord Stream находится примерно на том же эта­пе, что и 14 ноября 2006 года, когда в страны Балтийского региона была направлена документация с оценкой воздействия проекта на окружаю­щую среду.

    По оценке Алексея Миллера, из­начально приблизительная стоимость всего проекта составляла около 4 миллиардов евро. Недавно «Газпром» назвал конкретную сумму, которая выросла до 7,4 миллиарда евро, то есть почти в два раза. Существуют опасения, что ввиду глобального эко­номического кризиса и это далеко не предел.

    ЧТО ХОРОШО ДЛЯ «ГАЗПРОМА» – ТО ХОРОШО ДЛЯ РОССИИ?

    По мнению бывшего замести­теля министра энергетики России Владимира Милова, в России при­выкли воспринимать Nord Stream как некую священную корову, важ­ность которой с точки зрения рос­сийских интересов не оспаривается по определению. Он же утверждает, что с амбициозными проектами по сооружению новых экспортных га­зопроводов далеко не все гладко. В частности, «Газпром» уверял, что газопровод «Голубой поток» в Тур­цию – краеугольный камень стра­тегических интересов России. «Го­лубой поток» построен, но сейчас загружен менее чем наполовину, а в течение первых четырех лет работы использовался менее чем на треть.

    Выгода от проекта Nord Stream для России также далеко не очевидна. Во-первых, транспорти­ровка газа будет осуществляться на условиях ship or pay. Это значит, что «Газпрому» придется с 2010 года платить компании-оператору за услуги по транспортировке газа вне зависимости от того, будет этот объем транспортироваться или нет. Хотя сами тарифы еще не определе­ны, они едва ли будут ниже тех, ко­торые брали бы Беларусь и Польша. К тому же, вопреки распространен­ному мнению, Nord Stream не по­зволит избавиться от транзита, по­скольку, как уже отмечалось, морем придется пройти через финские, датские и шведские воды. К тому же большая доля перекачиваемого газа предназначена не только для страны назначения – Германии, – но и для Великобритании и Франции. ФРГ, таким образом, станет не только потребителем газа, но и еще одной транзитной страной, с которой мо­гут возникнуть те же проблемы, что и с Польшей, Украиной, Беларусью.

    Таким образом, ситуация с Nord Stream вовсе не так уж безоб­лачна. Альтернативой могло стать продолжение строительства уже частично готовой второй нитки га­зопровода Ямал–Европа через Бе­ларусь и Польшу стоимостью всего 2,5 миллиарда долларов. Ее можно было бы проложить параллельно действующей трассе, на участках с уже подготовленной инфраструкту­рой, а не в сложных условиях бал­тийского дна.

    Этот вариант рассматривался странами-участницами ЕС при об­суждении бюджета Евросоюза на период 2007–2013 гг. Но, стремясь получить дополнительный рычаг влияния на ближайших западных соседей, Москва от него фактически отказалась.

    Добавить комментарий