• Как живется Южной Африке в XXI веке

    Самым большим островом, а точнее, континентом невезения скептики называют пятую часть суши – Африку. Голод, беженцы, СПИД, войны, революции и катастрофическое положение экономики – далеко не полный список проблем, с которыми столкнулись многочисленные государства континента. Обреченные на независимость, африканские страны по-разному воспользовались ею, но практически все, особенно те, которые расположены южнее Сахары, потерпели неудачу.

    После деколонизации, кото­рая завершилась в 1960-е годы, об Африке мало кто говорил. Кому ин­тересны чужие беды? Исключение составляют разве что вопросы, ко­торые непосредственно затрагивают интересы развитых стран: например безопасность судов в территориаль­ных водах Сомали. Поэтому статья о ЮАР, в начале октября появившаяся на первой странице New York Times, в разгар американского экономиче­ского кризиса, стала своеобразным призывом посмотреть на страну, которая находится в куда более бед­ственном положении, но, тем не ме­нее, не теряет надежду.

    Им бы понедельники взять и отменить

    Сегодня о ЮАР принято го­ворить в узком контексте: чемпионат мира по футболу 2010 года, сафари и личность Нельсона Манделы. Иногда вспоминают, что это недавно освобо­дившаяся от апартеида страна, но, тем не менее, наиболее развитая во всей Африке. Когда-то это было так, но теперь в стране все чаще слышатся скептические мнения о том, что ЮАР идет по пути своей северной соседки — Зимбабве.

    История республики на Чер­ном Континенте уникальна: это един­ственная страна, в которой после обретения независимости не было гражданских войн, революций или го­сударственных переворотов. Начало ЮАР положил Южно-Африканский союз, образованный в начале ХХ века. После Второй мировой войны, в 1948 году, в стране вводится режим апар­теида, направленный против черно­го и «цветного» населения. Согласно закону, такие люди могли жить лишь в специальных резервациях – банту­ страда­ станах, которые занимали 12 % тер­ритории. За их пределами коренные жители лишались всех гражданских прав. В 1961 году ЮАС превратился в ЮАР, но режим апартеида пал толь­ко в начале 1990-х гг. под давлением ООН, международных правозащит­ных организаций и диссидентского движения внутри страны. Это дви­жение тесно связано с именем Нель­сона Манделы – первого президента ЮАР и лауреата Нобелевской премии мира. Именно он одним из первых назвал ЮАР «радужной» страной, тем самым заявив о создании нового, многокультурного и многоэтничного общества, которое стремится к гар­монии и преодолению конфликтов времен апартеида.

    Крокодил не ловится, не растет кокос

    Однако сегодня перспекти­вы не выглядят такими радужными, как это было 14 лет назад. Возникла знакомая для западного мира ситуа­ция «бремени белого человека», когда столько лет угнетавшееся черное на­селение ожидает, что за все страда­ ния, которые они вытерпели, белые люди должны безвозмездно предо­ставить им все блага цивилизации без каких-либо усилий со стороны менее цивилизованных аборигенов.

    Историк-африканист Геннадий Шубин в своих путевых заметках по ЮАР отмечает, что еще пять лет назад в стране не было тако­го уровня преступности и безработи­цы. Например, за последние месяцы в Йоханнесбурге количество угонов автомобилей увеличилось, по офици­альным данным, в три раза, а уровень преступности в целом по стране один из самых высоких в регионе. К тому же преступления в ЮАР отличают­ся особой жестокостью. Для самоза­щиты мирные жители используют любые средства: начиная от висячих замков и бетонной стены с колючей проволокой и заканчивая эмиграци­ей.

    За последние 12 лет белое населе­ние в стране уменьшилось на 0,3 млн человек, в то же время количество черных увеличилось на 6,7 млн. Даже мулаты вынуждены эмигрировать – они недостаточно черные для того, чтобы занять привлекательные рабо­чие места, которые предназначаются для представителей «исторически угнетенной нации».

    Безработица по стране до­стигает 60%, но местные работодатели предпочитают нанимать эмигрантов из Малави, Зимбабве и Мозамбика, которые усерднее работают и часто довольно хорошо образованы. В ЮАР лишь 5 % населения имеет высшее образование, чаще всего полученное в традиционно «черных» универси­тетах, которые не гарантируют вы­сокого уровня знаний. Выпускник со степенью магистра или специалиста за два года легко может стать профес­сором, не написав ни одной научной статьи. Грамотные профессоры в та­кой ситуации либо эмигрируют, либо уходят на пенсию раньше срока, а си­стема образования тем временем ста­новится все хуже.

    В центре Кейптауна, недалеко от парламента, улицы больше всего напоминают мусорные баки. Жи­вут южноафриканцы в трущобах, не сильно беспокоясь о строительстве собственного жилья. Ведь каждому гражданину рано или поздно госу­дарство бесплатно выделяет бетон­ный «дом» площадью не больше 30 м2, что, правда, меньше даже тех до­мов, которые строили для черных при апартеиде.

    В этом году страна непостижи­мым образом оказалась без электри­чества, хотя раньше считалась, что ЮАР, в отличие от всего остального континента, обладает иммунитетом против такой несостоятельности. Те­перь люди побогаче закупают генера­торы, а бедняки проводят вечера при свечах или керосинках.

    Что они ни делают– не идут дела

    Будущее республики во мно­гом зависит от состоятельности ее руководства. ЮАР – парламентская республика, на протяжении многих лет правящей партией является Аф­риканский национальный конгресс (АНК). 20 сентября он свергнул свое­го же ставленника Табо Мбеки, кото­рый был президентом почти 10 лет, и назначил временным главой государ­ства вице-президента Кгалема Мот­ланте до выборов в 2009 году. Наи­более вероятным кандидатом на пост президента аналитики считают быв­шего вице-президента страны Дже­коба Зуму, который выиграл в минув­шем декабре борьбу за контроль над АНК.

    Во времена апартеида Табо Мбе­ки провел 28 лет в эмиграции, полу­чил образование в Великобритании, и поэтому его можно назвать класси­ческим европейским политиком. Он обладает тонким чувством юмора, наизусть цитирует Шекспира, но эти качества, приводившие в восторг Ев­ропу и Америку, раздражают сооте­чественников своей бесполезностью. К тому же трехлетние тяжбы по обви­нению в коррупции и изнасиловании, которые Мбеки предъявлял Зуме, сделали из бывшего вице-президента всенародного мученика.

    Но полезность обоих политиков для ЮАР легко поставить под со­мнение. Взять хотя бы их отношение к одной из главных проблем страны – СПИД. Табо Мбеки, несмотря на европейское образование, наряду с группой ученых-диссидентов счи­тает, что СПИД вызывается не ВИЧ-инфекцией, а совокупностью забо­леваний, в том числе туберкулезом, а также нищетой и недоеданием. А Джекоб Зума, рассказывая о факте изнасилования в суде, отметил, что после полового акта принял душ, чтобы «свести к минимуму риск ин­фицирования ВИЧ».

    После таких заявлений лидеров страны никого не удивляет, что ЮАР, по оценке ООН, занимает первое ме­сто в мире по числу зараженных ВИЧ (5 млн жителей) и четвертое – по уровню зараженности. По данным ВОЗ, от СПИД в стране ежедневно умирает 600 человек, а средний воз­раст жителя республики составляет всего 24 года.

    Вроде не бездельники, и могли бы жить

    Но все-таки жить в ЮАР не так плохо, как может показаться на пер­вый взгляд, утверждают политиче­ские аналитики страны. Положение бедных понемногу улучшается: зара­ботки, хоть и мизерные, растут, без­работица, хоть и огромная, умень­шается. Прежде чем называть это кризисом, считают аналитики, люди должны задать себе вопрос: каким образом все политические институ­ты смогли прийти к такой слаженной работе всего за 14 лет? По сравнению с другими африканскими странами, которые до сих пор сотрясают меж­племенные войны, это на самом деле удивительно.

    Не разделяет мнение пессими­стов и президент ФИФА Зепп Блаттер. Почти год назад он совершил инспек­ционную поездку по ЮАР для того, чтобы проконтролировать ход подго­товки к чемпионату мира по футболу 2010 года и опроверг все сомнения в цивилизованности африканцев. Ра­нее предлагалось перенести соревно­вания в другую страну из-за проблем с безопасностью, инфраструктурой и политической обстановкой. «Унас нет никаких сомнений в том, что когда речь пойдет о стадионах и логистике, всё будет сделано. План «Б» – Южная Африка, план «В» – Южная Африка», – заявил Блаттер. Для ЮАР первый в Африке чемпионат мира по футболу может стать прекрасной стартовой площадкой для развития экономики и привлечения туристов.

    У ЮАР есть выход к двум океа­нам, хорошие условия для сафари, а также 10 международных аэропор­тов и крепкая финансовая биржа. Республика по-прежнему занима­ет ведущее место в мире по добыче минеральных ресурсов, в том числе золота, платины и алмазов. ЮАР расположилась на девятом месте в рейтинге крупнейших винодельче­ских стран.

    Не стоит забывать и о важной внешнеполитической деятельности республики на континенте. Военный контингент ЮАР под флагом ООНи АС в 1990–2000-е участвовал в ми­ротворческих операциях в Бурунди, ДРК, Кот-д’Ивуаре и Судане, в 2000 году ВВС ЮАР участвовали в опе­рации по оказанию помощи постра­давшему от наводнения населению Мозамбика.

    Южной Африке удается под­держивать непростые отношения с режимом Мугабе в соседнем Зимбаб­ве. После захвата в Зимбабве ферм бе­лых граждан ЮАР проголосовала за исключение страны из Африканско­го Содружества на один год, но при этом она выступила против введения международных санкций. В августе 2005 года правительство ЮАР предо­ставило Зимбабве заем для покрытия выплат по задолженности Междуна­родному валютному фонду, который грозил исключением страны из спи­ска его членов. Помимо этого ЮАР принимает участие в урегулировании политического кризиса в Зимбабве, начавшегося еще в 2000 году вслед­ствие межпартийных разногласий по поводу проекта новой конституции страны, которая позволяет Мугабе править вечно.

    В мае одним из бестселлеров в стране стала книга «Не паниковать!», написанная 31-летним бизнесменом Аланом Кнотт-Крейгом. Как следует из названия, книга призывает жителей из­бавиться от пессимистического взгля­да на мир, перестать поддаваться атаке плохих новостей и не паковать чемода­ны, чтобы уехать из страны. Все-таки первые самостоятельные шаги никогда не бывают уверенными.

    Добавить комментарий