• Человек- компьютер

    Сегодня перед вами предстанет еще один персонаж из коллекции американского психотерапевта Вирджинии Сатир. Он, как и остальные герои, с которыми вы могли познакомиться в предыдущих статьях, наверняка встречался вам на жизненном пути. Напоминаю, что это квинтэссенция характерных черт, а отдельные детали вы можете увидеть где-нибудь рядом – попробуйте осмотреться вокруг.

    Если вам доведется присутствовать на провальной лекции, проследите, как ведет себя аудитория. Головы подперты руками (не имеют сил держаться на плечах) и лежат на ладонях. Когда лектор просто малограмотный и произносит перлы, драгоценные для слушателей-коллекционеров, то у них хотя бы есть возможность позабавиться. Но существует немалая категория выступающих, к которым и придраться-то трудно, потому что все слова их безупречно грамотны. Все грамотно, но слушать невозможно. Невозможно потому, что перед вами вроде бы человек, но как-то не совсем – что-то есть в нем такое металлическое. Знайте тогда, что вы встретили человека-компьютера, а компьютер хоть и умный, но не живой.

    Слова человека-компьютера абсолютно резонны: «На сегодняшнем этапе данного периода эволюционного процесса все мы эволюционируем совместно с нашим этапом». Тело – сплошное наставление себе и окружающим: «Я спокоен, холоден и собран». Человек-компьютер так же корректен и резонен, как реальный компьютер или словарь. Он так же точен и непреодолимо скучен, как телефонный справочник. Голос его сухой, монотонный. Слова в основном имеют абстрактное значение, причем бытовые обороты и тем более сленг человек-компьютер допустить не в состоянии. В общем, он невообразимо интеллигентен, стерилен, как небожитель, но после его первых фраз вы чувствуете, что усыхаете на корню. Хотите попробовать себя в его роли? Тогда помните, что ваша осанка и все прочее должно соответствовать вашей «компьютеризации ». Спина держится так, как будто вместо позвоночника – металлический стержень, соединяющий ягодицы с головой. Ничто в этой жизни не может его согнуть – так же, как ничто в жизни не может поколебать ваших убеждений. Вашу крайне здравомыслящую голову поддерживает воротник, как у папского нунция, но только из железа, так что голову вы согнуть не сможете даже в случае смертельной опасности. Все, включая и рот, максимально неподвижно. Как бы ни было трудно, но руками тоже двигать нельзя. Пока вы произносите ваши сверхрезонные, сверхобоснованные и сверхинтеллектуальные речи, пока вы размышляете и подсчитываете, голос совершенно бесстрастен, поскольку в вашем мозгу нет места чувствам. Ваш разум сохраняет полное спокойствие, и вы заняты только тем, что подбираете верные слова. Помимо всего прочего, вы ни в коем случае не имеете права на ошибку.

    Как ни странно, но эта роль – говорить правильные слова, быть бесстрастным, ни на что не реагировать – привлекательна для многих людей. Кроме тех, кто обречен слушать небожителя. Посмотрите, состояние аудитории трансформируется. Позы непроходимой скуки сменились другими: слушатели смотрят исподлобья, руки скрещены на груди в прочный замок, тела наклонены в сторону лектора. Это уже откровенная агрессия. И если сейчас злосчастный Компьютер не объявит перерыв «в связи с истечением времени первого часа лекционного периода» и не уйдет, его, возможно, кто-нибудь укусит.

    Впрочем, если бы слушатели знали, что кроется за этой внутренней несгибаемостью, они бы его пожалели. Внутреннее ощущение Компьютера можно сформулировать так: «Я чувствую себя крайне уязвимым». Потому что любая сверхправильность, любая зашоренность и скованность – это всегда скрытая уязвимость.

    Сколько контактов было разрушено, сколько сделок не состоялось, сколько ожиданий осталось несбывшимися всего лишь потому, что мы ненаблюдательны и глухи к выразительному и красочному языку тела и жестов. Конечно, как и во всяком тонком деле, здесь нужна определенная тренировка – вырабатывать нужные навыки очень удобно, например, сидя перед телевизором с выключенным звуком.

    Однако следует помнить, что толкование любых жестов будет правильным только в их сочетании, сигнализирующем об определенном состоянии. К тому же прочитывание невербальных сообщений складывается не только из комплекса жестов, но и из позы, силы и тембра голоса, величины зрачков. Здесь ситуация та же, что и в медицине: нельзя ставить диагноз болезни по одному симптому.

    Кроме того, в различных национальных и этнических культурах значение одинаковых жестов может существенно отличаться. То, что воспринимается как доброжелательность у европейца, может показаться абсолютной бестактностью, например, в Японии.

    Да, научиться видеть невидимое, учитывать многие и многие нюансы трудно, однако «овчинка стоит выделки»: люди, владеющие техниками работы с жестами, становятся почти неуязвимыми собеседниками, прекрасными лекторами, удачливыми менеджерами, точными диагностами в медицине – врачами от бога.

    Наши публикации – всего лишь намек на целый пласт серьезных знаний, ну и, может быть, успешный толчок к вашим собственным наблюдениям, исследованиям и диагнозам.

    Добавить комментарий