• Буддизм по-датски

    Европейцев всегда влекли страны, где восходит солнце. Началось все с прагматичных коммерческих целей – с Великого Шелкового Пути и плаваний в Индию за пряностями, а продолжилось путешествиями хиппи автостопом на Восток и повсеместной модой на тамошние идеи. Интерес к Востоку не угас до сих пор, а одно из самых популярных его проявлений – это увлечение буддизмом. Одна из крупнейших мировых религий завоевывает все больше последователей в странах с совершенно другими религиозными традициями.

    Алмазный путь в Европу

    Среди всех разновидностей буддизма в Западной Европе и США наиболее распространен Алмазный путь (на санскрите Ваджраяна). Это направление позднейшей формы буд­дизма, приверженцы которого стре­мятся достичь Пробуждения во благо всех живых существ. В буддизме сло­во «ваджра» (алмаз) означает неруши­мость и просветление, подобное мгно­венному удару грома или вспышке молнии. Все четыре школы тибетско­го буддизма относятся к Алмазному пути, который традиционно распро­странен в Гималайских странах, Мон­голии, Бурятии, Туве, Калмыкии.

    На Запад учение Ваджраяны про­никло благодаря первому западно­европейскому ламе Оле Нидалу. По количеству учеников он сейчас зани­мает второе место в мире после Далай-ламы. Вот только, в отличие от послед­него, Оле Нидал никак не вписывается в традиционные понятия о религи­озном учителе тибетского буддизма. Лама-датчанин в кожаной куртке на скоростном мотоцикле, прыгающий с банджи или с парашютом, или не­принужденно попивающий кофе на лекции где-нибудь в Европе – это что-то новенькое в более чем двух­тысячелетней истории буддизма.

    Ученики Оле Нидала – не мо­нахи, как это принято в Тибете, а про­стые миряне, представители западной культуры. Лама считает, что традици­онное буддийское образование вкупе с целибатом и монастырской жизнью сложно сочетается с современным за­падным образом жизни.

    Такая точка зрения только при­влекает европейцев, для которых Оле Нидал – «свой парень», посредник между восточной религией и прагма­тичным западным умом. Ради всеоб­щей доступности Оле Нидал старается отделить культурные тибетские поня­тия от сути самого буддийского уче­ния. По его словам, в Алмазном пути соединяются все школы буддизма, и это знание, как алмаз, сияет еще ярче, если на него направить луч света. Го­воря о символике этого камня, он от­мечает, что подобно тому, как трудно разрушить алмаз, так и «состояние, к которому мы приходим, постигнув учение Алмазного пути, непоколеби­мо».

    От датского фило­софа к буддийско­му ламе

    Оле Нидал родился в 1941 году в Копенгагене. В 1960–1969 гг. в универ­ситете родного города изучал филосо­фию, английский и немецкий языки. Во время учебы в университете по­знакомился со своей будущей женой Ханной. После свадьбы в 1968 году молодожены, как и многие их ровес­ники из Западной Европы того вре­мени, уехали путешествовать по Не­палу. Но в отличие от большинства им посчастливилось познакомиться со своим первым буддийским учителем, ламой тибетской школы Кагью. Одной поездкой дело не ограничилось, и в следующий раз Оле с Ханной оказа­лись в числе учеников главы этой буд­дийской школы, став таким образом первыми представителями Запада, а также познакомились с другими учи­телями. Под их руководством они по­лучили традиционное буддийское об­разование.

    Глава школы Кагью поручил Оле Нидалу основать центры школы на Западе. Первый медитационный центр открылся уже в 1973 году в Ко­пенгагене. Целых 25 лет лама-датчанин путешествует по всему миру и осно­вывает «буддийские центры Алмаз­ного пути». Более 500 буддийских ме­дитационных групп в Центральной и Западной Европе, Азии, Америке, Ав­ стралии и ЮАР, почти десяток книг, часть из которых переведена на рус­ский язык, – все это плоды деятельно­сти Оле Нидала. Примечательно, что в «турне» ламы включена и Беларусь: с 1998 года он уже четыре раза побывал в нашей стране, а последний визит со­стоялся совсем недавно – 23 октября.

    В 1972 году Оле и Ханна Нидал стали первыми западными людьми, которые освоили практику Пхова. Она заключается в умении в мо­мент смерти сознательно достиг­нуть состояния высшего блаженства. Сознание-энергия во время прохож­дения этой практики переносится че­рез макушку головы к красному Будде Безграничного Света. Это проявля­ется в виде ранки на коже головы, а посвященный испытывает необык­новенное счастье и освобождается от страха смерти. Звучит фантастиче­ски, но когда в Минске Оле попросил поднять руки тем, кто испытал вы­шеперечисленные ощущения, вверх взметнулся не один десяток рук. Оле Нидал дал первый курс Пховы в Ав­стрии осенью 1987 года и с тех пор проводит около 12 трехдневных кур­сов ежегодно, в том числе дважды в год в России. По его подсчетам, уже около 70 тысяч человек в мире пере­няли от него эту практику.

    Не меч, но мир

    Самые бурные дискуссии ламы и его противников касаются в основ­ном отношения к исламу. Характери­зуя эту мировую религию во время минской лекции, Оле Нидал сказал, что «это нескучная религия, потому что мусульмане всегда найдут, что бы еще взорвать». Он также порицает от­ношение к женщине в мусульманских странах, полагая, что «мужчины, кото­рые подавляют женщин, скорее всего, станут подавляемыми женщинами в следующей жизни». Жаль, что право­верного мусульманина такой перспек­тивой не испугаешь.

    В ответ на критику Оле Нидал обычно замечает, что это его личная по­зиция, основанная на наблюдениях во время многочисленных путешествий и не имеющая прямого отношения к буддийскому учению. Тем не менее, он не читает лекции и не открывает цен­тры Алмазного пути в мусульманских странах, потому что не может гаранти­ровать там безопасность для своих уче­ников. Исключение сделано лишь для традиционно мусульманских респу­блик РФ и бывшего СССР: Казахстана, Киргизии и Башкортостана.

    Помимо отношения к исламу, Оле Нидала критикуют за принятие абортов, если это необходимо для со­хранения жизни матери или связа­но с дефектами развития плода, – в ортодоксальном буддизме запрещено убивать живых существ. Часто ламу-датчанина упрекают в излишней про­стоте преподавания и называют его учение «буддизм-лайт» или «быстро­растворимый буддизм». Оле на это от­вечает, что «ученые люди делают про­стые вещи сложными, а йогины делают сложные вещи простыми».

    Наука и основы буддизма

    Буддийское понимание пу­стоты – одно из самых сложных по­нятий для западноевропейского ума, который воспринимает «ничто» как отсутствие всего. Для буддизма же пу­стота означает лишь отсутствие физи­ческих характеристик, как, например, массы, плотности, цвета, формы. Со­знание, с этой точки зрения, тоже явля­ется пустотой.

    Современная наука, по сло­вам Оле Нидала, доказывает то, о чем буддизм говорит на протяжении 2,5 ты­сяч лет. В качестве примера Оле расска­зывает о том, что в Большом андронном коллайдере два протона обмениваются информацией со скоростью по мень­шей мере в 10 тысяч раз большей, чем скорость света. Ученые соглашаются, что пространство – это информация, а значит, оно подобно сознанию.

    Еще одна актуальная тема для большинства западноевропейцев – жизнь после смерти и реинкарнация. Во время лекций Оле Нидал часто об­ращается к теме перерождения после смерти. Он делится своими собствен­ными переживаниями и приводит примеры, когда он как будто «вспоми­нал» то, чего никогда раньше не ви­дел. Эти знания, согласно буддийским верованиям, он получил в своей про­шлой жизни.

    Для традиционно христианской, а на протяжении 80 лет атеистической Беларуси буддизм кажется чем-то экзо­тическим. Возможно, так оно и есть, но то, что интерес к этой мировой религии у нас в стране растет, отрицать нельзя. Послушать ламу во время его послед­него визита пришло около 600 человек разных возрастов и, судя по внешне­му виду, социальных групп. К тому же мирный характер буддизма хорошо со­четается с традиционно «памяркоўнай» ментальностью белорусов.

    Как говорят буддистские фило­софы, убеждать кого-то в том, что ему не нравится или не подходит, – пустая трата времени. Хочется верить, что если лама Оле Нидал уже в четвертый раз приехал в нашу страну, то он не тратит время впустую и находит отклик сре­ди белорусов. Станет ли когда-нибудь один из наших соотечественников на­стоящим тибетским ламой? Маленькой северной Дании еще 40 лет назад такое даже не снилось!

    Добавить комментарий