• БОНД? ДЖЕЙМС БОНД?

    6 ноября в кинотеатрах Минска вышла в прокат очередная, 22-я серия «бондианы» «Квант милосердия», где непобедимого агента 007 играет уже известный по «Казино Рояль» Дэниел Крэйг. Режиссером фильма выступил Марк Форстер, более знаменитый все-таки как драматург, но снявший до этого несколько нашумевших фильмов, таких как «Персонаж» и «Бал монстров». По информации британской кинопрессы, именно благодаря рекомендации Крэйга Форстер занял кресло режиссера «Кванта милосердия».

    Съемки фильма начались еще до выхода предыдущего эпизода – «Казино Рояль» – и велись по всему миру: в Великобритании, Чили, Ав­стрии, США, Италии и Панаме. Не­смотря на необычайную насыщен­ность, фильм стал самым коротким за всю историю «бондианы»: всего лишь 106 минут (для сравнения, са­мый долгий эпизод, «Казино Рояль», длился 144 минуты).

    Этот фильм во многом можно назвать уникальным. Так, впервые роль напарницы британского супе­рагента сыграла представительница славянского мира – украинская ак­триса и модель Ольга Куриленко. Как признался сам режиссер Марк Фор­стер, он выбрал украинскую актрису из 400 претенденток именно потому, что она меньше всех волновалась во время кинопроб.

    «Квант милосердия» интере­сен и по другой причине: впервые за последние 30 лет создатели филь­ма взяли его название из книги Яна Флеминга, литературного отца аген­та 007. По иронии судьбы, название – это единственное, что они позаим­ствовали у Флеминга: сюжет изменен до неузнаваемости, весь сценарий для фильма написан заново. Если в книге больше внимания уделено вну­треннему миру Джеймса Бонда, его душевным переживаниям, а не при­ключениям, то в фильме всё показано с точностью наоборот. Это не психо­логическая драма, каким был «Квант милосердия» Флеминга, а супербое­вик, обреченный на огромные кассо­вые сборы.

    События в «Кванте милосер­дия» разворачиваются час спустя по­сле финала «Казино Рояль», да и даль­нейшее развитие сюжета опирается на 21-й эпизод «бондианы». Новый фильм практически явился сиквелом к предыдущему, и в чем он превзошел своих предшественников – так это в количестве и качестве спецэффектов. Создается впечатление – возможно, ошибочное – будто они призваны от­влечь зрителя от глубоких мыслей, которые могли бы зародиться в ходе просмотра киноленты.

    Классический шпионский детектив с нежными нотками роман­тики и непременным хэппи-эндом остался в прошлом. Теперь повество­вание о Джеймсе Бонде приобрело явные черты боевика – увы, уже без романтики и ненавязчивого юмора. Изменился и сам спецагент. Теперь это нечто среднее между прежним обольстительным шпионом и боевым Рембо, который одной рукой легко переворачивает мотоцикл. Даже ко­ронная фраза «Бонд, Джеймс Бонд», которая, переходя из фильма в фильм на протяжении двадцати одного эпи­зода, не утрачивала своей свежести, к двадцать второму эпизоду как бы перестала существовать. Британский агент утратил свою визитную кар­точку, а еще – истинно британское чувство такта. Он по-прежнему об­ходителен с дамами, элегантен и одет с иголочки даже в пустыне; но трупы друзей он выбрасывает в мусорные контейнеры и расстреливает почти каждого, кто рискнет оказаться у него на пути.

    Как ни странно, уже на протяже­нии двух эпизодов киноэпопеи Бонд остается верным своей возлюблен­ной Веспер. Словом, характер бри­танского шпиона в корне изменился: он постоянно влюблен, очень зол и ради личных мотивов готов даже на­рушить прямой приказ своего непо­средственного начальника. В послед­нем фильме Джеймс Бонд выглядит скорее бунтарем-одиночкой, нежели правомочным представителем бри­танской разведки. Можно ли считать выгодной такую перемену в образе агента 007 – покажет время, а точнее, будущий двадцать третий эпизод. Разумеется, если он выйдет.

    Добавить комментарий